ВСЁ ПРО ЧАЙ


- Ты, верно, хочешь сказать, что меньше чаю желаешь? - Гораздо легче выпить больше, а не меньше, чем ничего, - сказал Болванщик.

Пара слов о приключениях британцев в Индии: история ассамского чая.

история ассамского чая

 (Статья представляет собой перевод-пересказ одного из разделов вот этой публикации: http://biopublisher.ca/index.php/jtsr/article/view/31.. (автор которой, в свою очередь, ссылается на «Историю индийской чайной индустрии» С. Гриффитса), с рядом моих дополнений. Названия индийских топонимов могут содержать ошибки, поскольку даже в первоисточнике они написаны по-разному в разных местах)

Первое упоминание о чае на территории современной Индии относится к 1815 году, когда полковник Латтер сообщил о том, что племена, населяющие Ассам, пьют чай.

Вкратце об истории Ассама. Сейчас это название носит штат на северо-востоке Индии. К северу от него лежит страна Бутан и ещё один индийский штат Аруначал-Прадеш, а ещё севернее – Тибет, ныне китайский; к востоку – Мьянма (бывшая Бирма), а за ней – всем вам знакомая Юньнань. Название это происходит от названия царства Ахом, существовавшего в долине реки Брахмапутра с XIII по XIX века и основанного выходцами из Юньнани – но не китайцами (ханьцами), а тайскими племенами в процессе их миграции с севера на юг, занявшей много веков и закончившейся на севере нынешнего Вьетнама. В 1822 году территория Ахома была оккупирована бирманцами, а после победы англичан в Первой англо-бирманской войне стала частью Британской империи. После обретения Индией независимости в 1947 году штат Ассам включал в себя все северо-восточные районы, населённые враждующими друг с другом племенами, которым индийское правительство почло за лучшее предоставить автономию, и так один большой штат разделился на семь маленьких – теперь Ассамом называется центральная его часть (см. рисунок 1).

В 1823 году майор Роберт Брюс, искатель приключений и торговец, с разрешения Британской Ост-Индской компании путешествовавший по Верхнему Ассаму в качестве доверенного лица Пурандар Сингха, лишённого бирманцами трона правителя Ахома, узнал от представителя местной знати по имени Манирам Датта Баруа, известного также как Манирам Деван (деван в данном случае – титул, означающий чиновника высокого ранга. Манирам Датта Баруа станет деваном Ассамской Чайной Компании… но это будет позже), о существовании в Ассаме дикорастущего чая, непохожего на известный англичанам чай. Манирам познакомил Брюса с гаумом (вождём) племени цзинпо (в других транскрипциях – синпхо, сингфо и т.п.) из Тинсукии (самый дальний округ нынешнего Ассама, номер 23 на рисунке 2), и они заключили соглашение о том, что через год Роберт приедет за семенами и саженцами чайных растений. Однако война помешала этим планам осуществиться.

Надо сказать, что цзинпо не родня ни индусам, ни ханьцам, ни тайцам. Это одна из групп качинов, тибето-бирманского народа, живущего в Мьянме, а также на юго-западе Юньнани, северо-востоке Индии, в Таиланде и Лаосе.

В 1824 году Роберт Брюс умер, но рассказал о своих изысканиях младшему брату – Чарльзу Александру Брюсу, мичману Ост-Индской компании. Чарльз Брюс поступил на службу к Дэвиду Скотту, представителю генерал-губернатора Индии на северо-восточной границе, и был отправлен в Садию, откуда было недалеко до Бисы, той самой деревни цзинпо. Чарльз встретился с вождём Цзинпо, получил от него семена и саженцы и передал их Скотту. Скотт посадил часть из них в собственном саду, а другую часть послал капитану Ф. Дженкинсу в правительство Индии и доктору Натаниэлю Валлиху, датчанину по происхождению, ботанику и хирургу Ост-Индской компании и суперинтенданту Ботанического сада Калькутты. Сохранилось датированное 2 июня 1825 года письмо, в котором Скотт указывает, что бирманцы и китайцы сходятся в том, что это настоящий дикий чай.

Доктор Валлих согласился с тем, что присланные образцы относятся к камелиям, но не был уверен в том, что они принадлежат к тому же самому биологическому виду, что и китайские чайные растения.

Вторую попытку сделал в 1831 году лейтенант Чарльтон, служивший в Ассаме. Он собрал образцы чайных растений из Садии и послал их в Калькутту, в Сельскохозяйственное Общество. К несчастью, они не перенесли дорогу, и эксперты не смогли признать в них чай.

Между тем, ухудшение китайско-британских торговых отношений и растущая важность чая в английском быту заставила британцев задуматься о культивировании чая в своих колониях. Для изучения такой возможности лорд Уильям Бентинк, генерал-губернатор Индии, в 1834 году создал специальный Чайный Комитет. Чиновникам на местах было вменено в обязанность предоставить сведения о климатических условиях и о характере почв в предгорьях Гималаев и Нилгири.

Капитан Дженкинс сообщил, что местные разновидности чайных растений в изобилии находятся повсюду в горах, в том числе и в пределах его юрисдикции – в Бисе, районе, населённом цзинпо. Помощник Дженкинса лейтенант Чарльтон также писал, что найденные вблизи Бисы растения либо очень похожи на камелию китайскую, либо идентичны ей, и местные племена используют напиток из их листьев как чай, а следовательно, и культивирование китайского чая в Ассаме обещает быть успешным. Чарльтон повторно послал семена и листья этих растений Дженкинсу и Валлиху, и те окончательно пришли к выводу, что это настоящие чайные растения, о чём Чайный Комитет официально объявил в конце 1834 года. «Вне всяких сомнений, в Верхнем Ассаме, в Садии и Бисе, на территории, принадлежащей достопочтенной компании (напомню, что Ост-Индская компания – самостоятельное и в значительной мере независимое от британского правительства образование – А.Д.), найдены чайные кусты – в месяце пути от границ Юньнани, где чайные растения культивируют ради производства чая. Мы без колебаний объявляем это открытие самым важным и ценным из всех, которые когда-либо делались здесь по вопросам, связанным с сельскохозяйственными или коммерческими ресурсами» - говорилось в заявлении.

Чарльз Александр Брюс стал пионером чайной индустрии Ассама и был впоследствии назначен суперинтендантом. Он исследовал джунгли Ассама, особенно в районах проживания цзинпо, на южном берегу Брахмапутры и вдоль течения реки Бури Дихинг, и во многих местах нашёл дикорастущие чайные растения. Он налаживал отношения с племенными вождями (благодаря своему дипломатическому таланту, а иногда и опиуму, который он им дарил), помогал им с расчисткой джунглей и обучал их чаеводству и производству чая с тем, чтобы потом покупать у них чай. Небольшая партия чая, сделанного в Садии в 1836 году под руководством китайских чаеводов, получила высокую оценку, о чём сообщалось в «Калькуттском Курьере». Чайное производство стремительно росло – от 4220 фунтов в 1838 году до 11160 фунтов в 1840. Чайные плантации были разбиты в Джайпуре, Чабуа, Хуканпукри и др.

Свой опыт Чарльз Брюс подытожил в вышедшей в 1838 году брошюре «Учёт производства чёрного чая, как это теперь практикуется в Садии в Верхнем Ассаме, китайцами, туда для оной цели отправленными». В трудах Брюса содержатся подробные карты, на которые нанесено свыше ста мест произрастания дикого чая. Умер он в 1871.

Дикорастущие чайные растения на северо-востоке Индии продолжают открывать и в наше время – так, экспедиция автора цитируемой публикации П. Баруа в 2012 году обнаружила их в Улупе, Интеме, Дуармаре, Кететонге, Панбари и Бордумсе в штате Аруначал-Прадеш. Некоторые из них достигали шестиметровой высоты. Очевидно, распространение чайных растений связано с перемещением качинов и других кочевых племён, живших подсечно-огневым земледелием (при котором каждые несколько лет нужно сниматься с места и расчищать новый участок леса) и издавна использовавших чайные листья в пищу, а их настой или отвар – как возбуждающее питьё. Ещё Джон МакКош в 1837 году писал, что эти племена обожают чай и находятся в чайном опьянении постоянно.

Из чего я могу сделать несколько выводов.

Во-первых, широко распространённое представление о чайной истории – «китайцы первыми открыли чай, и было это в незапамятные времена; а примерно два века назад европейские державы сами стали выращивать чай, сперва и понемногу - португальцы в Индонезии, а позже и всерьёз – англичане в Индии» - это только один ракурс. А с точки зрения горцев-качинов всё несколько иначе. Это они всю свою жизнь, от начала времён, выращивают, делают и пьют чай. Пару тысяч лет назад чаем заинтересовались чужаки с востока, пару веков назад – чужаки с запада. В жизни самих горцев при этом мало что изменилось.

Во-вторых, другой расхожий тезис – «англичане нашли на севере Индии чайные растения, но поскольку жители Индии не делали и не пили чай, то англичане не поняли, что это тот самый чай, и привезли туда чай из Китая и стали там его выращивать» - тоже не совсем верен. Местные племена чай пили, а англичане всё правильно поняли, пусть не моментально, но довольно быстро. И достаточно очевидно, что с самого начала имело место параллельное культивирование как местных разновидностей, так и привозных, и их скрещивание друг с другом. Кроме того, сами дикорастущие чайные растения в Ассаме имеют в себе гены всех трёх важнейших разновидностей камелии китайской – ассамики, синенсиса и камбоджийской (ласиокаликса) (об этом говорится в других частях этой публикации, а также в других работах П. Баруа) – по-видимому, это результат взаимодействия чая как биологического вида с непоседливыми горными племенами в условиях сочетания вегетативного размножения с половым. В итоге всё это дало изумительное ботаническое разнообразие североиндийского чая на относительно небольшой площади.

И, в-третьих, теоретические изыскания необходимы, но внимание на них обращают только тогда, когда появляется серьёзный коммерческий интерес.

А теперь давайте вернёмся к Манирам Датта Баруа. Уже в 1840-х он оставил службу в Ассамской Чайной Компании из-за разногласий с начальством. Приобретённый опыт позволил ему основать собственную чайную плантацию в Циннамаре (Джорхат), а затем ещё одну – в Селунге (Сибсагар). Таким образом, он стал первым чаеводом-индусом. Однако колониальная администрация не была рада конкуренции со стороны коренного населения. Путём разных уловок его семейное предприятие было поставлено в невыносимые условия, а попытки найти правду в суде были отклонены. Неудивительно, что к 1850-м он стал откровенно враждебен британцам и начал вынашивать планы по возрождению царства Ахом, а затем поддержал восстание сипаев, надеясь объединить в этом мятеже влиятельных и знатных индийцев. Он нанёс англичанам куда больше ущерба, чем если бы ему позволили спокойно выращивать чай. Однако восстание было подавлено, Манирам Деван был объявлен одним из его вождей и повешен 26 февраля 1858 года.

Оцените эту запись блога:
Тайдзё Хасэгава мастер керамики
Рассказ про чай
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
23.02.2018