Кяхта и кяхтинская торговля чаем.

Кяхта и кяхтинская торговля чаем.

Общие сведения о караванной торговле.

Длительный период времени доступ в Китай для торговли имели только государственные («казённые») караваны. Торговля с Китаем была государственной монополией, допуска к которой частные лица не имели.

В среднем раз в три года в Китай отправлялся очередной караван. Путь каравана от Москвы до Пекина занимал часто свыше года времени, происходил торг, после чего караван ещё свыше года затрачивал на обратную дорогу.

Во главе казённых караванов ставились особо доверенные купцы, которые могли, пользуясь случаем, провезти в Китай свой товар о обменять его на ценности из Поднебесной. Помимо купца с караваном отправлялся государев человек, выполнявший функции контролёра, несколько целовальников и казачья охрана.

В Китай из России отправлялся целый ряд грузов, основным, разумеется, была пушнина. Из Китая вывозили лекарственные травы и растения (в т.ч. ревень), и большое количество драгоценных камней (в том числе контрабандой), которые очень высоко ценились русскими придворными ювелирами XVIII в..

Доходность каравана за один «рейс» могла достигать нескольких сотен тысяч рублей – колоссальной суммы для того времени. В то же время были и случаи прямых убытков. 

Общие сведения о кяхтинской торговле.

Общие сведения о кяхтинской торговле.

Предпосылок к установлению постоянной русско-китайской торговли было много. Среди них было и освоение русскими людьми Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки (в частности – Аляски и Алеутских островов) с постоянной миграцией населения и необходимостью закупать часть товаров для Сибири и Русской Америки.

Исключительно важным для русских был поиск новых рынков сбыта пушнины. Кроме того, развитие новых территорий было невозможно без развития «коммерции».

Для Китая основной предпосылкой была заинтересованность цинского правительства и знати в получении доступа к ценных мехам. Также у китайских властей, судя по всему, было понимание открывавшихся возможностей торговых связей для развития собственных регионов на севере страны.

Вопреки распространённой версии, Кяхта не была единственным и безальтернативным пунктом, где велась торговля русских с китайцами.

Непостоянная торговля велась на всём протяжении русско-китайской границы, а также ряде регионов современных стран Содружества

Независимых Государств (СНГ) – на востоке Казахстана, востоке Киргизии.

Даже в начале XIX в., среди представителей российской элиты и интеллигенции, возникали многочисленные предложения по созданию альтернативных центров торговли.

Среди многочисленных «прожектёров» XVIII – начала XIX вв. необходимо особо выделить деятельность Густава-Эрнеста Штрандмана, который с 4 мая 1787 года в чине генерал-майора командовал «Сибирской дивизией», контролировавший 1.200 вёрст русско-китайской границы. С 5 апреля 1789 по 1800 гг. он был назначен управлять сибирским краем и находившимися там русскими войсками. Этот деятельный генерал не только был хорошим военным, но и оставил после себя целый ряд весьма ценных стратегических проектов и записок, направлявшихся Екатерине II, Павлу I и Александру I.

Г.-Э. Штрандман, в своём проекте начала XIX в., предлагал создание крупного торгового центра в устье реки Нарын (современная Киргизия). На момент написания записки русско-китайская торговля наиболее активно торговля велась в Кяхте. Устье Нарына представляло интерес в качестве торговой площадки для русско-китайской торговли более близким, нежели Кяхта, расположением от Европейской России. Экономия составляла более 3.000 вёрст, кроме того исчезала необходимость транспортировать грузы по озеру Байкал. При этом по Нарыну шёл водный путь до Тобольска, позволявший максимально удешевить всю логистику на российском отрезке чайного пути [1336].

Проекту критически не повезло. Екатерина II дала на него положительный отзыв, Штрандман приступил к детальной проработке проекта, но Екатерина II умерла [1337].

На престол вступил Павел I, крайне критически относившийся к деятельности своей матери и разработанным при ней проектам. Штрандман убедил и Павла I, тот дал своё «добро» на реализацию проекта и поручил Штрандману начать переговоры с китайскими властями. Однако, Павла I убивают заговорщики во время дворцового переворота. После чего Штрандман лишился командования и дело заглохло.

Штрандман обратился с всё тем же проектом к вступившему на престол Александру I. В новом обращении Штрандман, нужно отдать должное его прозорливости, уделяет ещё большее внимание на Амур и указывает на его стратегическое военное и экономическое положение для России в регионе [1339]. К сожалению, полная судьба обращения записки Штрандмана к Александру I не известна.

В XIX в. Китай, когда торговля между Россией и Китаем уже существовала, также нуждался в России как противовесе западным державам, особенно после поражения в первой и второй опиумных войнах.

Истоком возникновения Кяхты стали переговоры между русскими и китайцами.

20 августа 1727 г. был подписан знаменитый Буринский трактат (данный документ также известен как «Буринский договор»), - по названию реки в Монголии.

14 июня 1728 г. в Кяхте был подписан Кяхтинский трактат. Эти договоры частично разграничили русские и китайские владения и регламентировавший ряд торговых вопросов.

Помимо пограничного разграничения владений, согласно статье №5 Буринского трактата было определено два места, где устанавливалась русско-китайская торговля: Кяхта и Цурухайтуй.

Согласно наиболее распространённой легенде причиной выбора места для крепости Новотроицкой (позднее посёлок – Троицкосавск), рядом с которой выросла позднее Кяхта, стало желание найти речку, текущую из России в Китай дабы её нельзя было отравить с китайской стороны.

Рядом с крепостью был заложен посёлок Кяхта, ставший позднее знаменитым торговым центром. В новом посёлке был возведён Гостиный Двор, а в сам посёлок заселены русские купцы. Насколько добровольным было переселение в посёлок Кяхта русского купечества – отдельный вопрос.

Название поселения «Кяхта» произошло от названия мелководной речки Кяхта, протекавшей около города. Само же слово «Кяхта», давшее название речке, как считается, является производным от бурятского слова «хяагта» - пырей, место произрастания пырея. На территории будущего посёлка росло, вероятно, достаточно много этого растения.

Сухое, песчаное, каменистое место было непригодно для сельского хозяйства, зато вполне подходило под ведение торговых дел и хранения товаров, многие из которых не терпели влажности.

Проблема с недостатком воды компенсировалась сначала за счёт колодца в самой Кяхте и забором воды на китайской стороне, а затем и строительством водопровода.

Юридической основания торговли в Кяхте стал Нерчинский договор, который предусматривал торговлю между Россией и Китаем только в одном месте.

Аналогия напрашивалась сама собой: тут имела место явная параллель с морской торговлей через Кантон, которую китайцы вели с европейцами.

Созданию общей картины влияния Кяхты и кяхтинской торговли на Россию способствовала работа советского историка Е.П. Силина, в частности, его работа «Кяхта в XVIII веке: из истории русско-китайской торговли». В данной работе была дана общая картина кяхтинской торговли и торговых связей Кяхты.

Кяхта, начиная с 1760-х и по 1890-е гг., играла огромную роль, как для Сибири, так и для Европейской России. Москва, Казань, Нижний Новгород, с его знаменитой ярмаркой, были связаны тесными коммерческими связями с Кяхтой.

Долгое время «Кяхта» представляла собой три отдельных поселения: собственно Кяхта, Троицкосавск и Усть-Кяхта. Лишь в 1851 г. все три поселения формально стали единым целым – было учреждено общее градоначальство.

Через Кяхту большим потоком на российский рынок шли чай, шёлксырец, шёлковые ткани и ряд других китайских товаров. Обратно в Китай из России направлялись меха, кожи, сукно, ситец, плис, мишура, металлические изделия и целый спектр других русских товаров.

Со второй половины XVIII в. кяхтинском торге, по меткому замечанию исследователя В.Н. Шкунова, принимали участие купцы «от Камчатки до Прибалтики».

По наблюдениям всё того же В.Н. Шкунова, в Кяхтинской торговле во второй половине XVIII в. доминировали купцы из европейской России, однако, в начале XIX в. увеличивается количество сибирских торговцев, вовлечённых в торговлю с Китаем.

В 1860-х и 1870-х гг. многие московские и владимирские суконные и ткацкие фабрики выпускали продукцию, рассчитанную, преимущественно, на китайский рынок и отправлявшиеся туда через Кяхту.

В XIX в. значительная часть операций в Кяхте влекла за собой крупные финансовые операции. Платежи за чай и другие китайские и русские товары кяхтинского торга проходили через Москву, Лондон, Кантон, Ханькоу, Шанхай и другие города.

Объёмы торговли чаем в Кяхту постоянно росли. К 1852 г., по подсчётам Карла Маркса, среднегодовой объём продаж китайского чая в Россию составлял 1.750.000 ящиков (!), а общая цена товара превышала

15.000.000 долларов США – колоссальная по тем временам сумма. 

Кяхтинская торговля чаем в первой и второй половин...
Японский чай на русском чайном рынке.
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
19.01.2019