Чай в армии и кадетских корпусах (до 1917 г.).

Чай в армии и кадетских корпусах (до 1917 г.).

В начале XIX в. чай уже в значительной степени был распространён в дворянских кругах. В связи с этим, некоторая часть офицерского корпуса русской армии пила чай на свои средства.

Среди солдат-гусар, а кавалерия была военной элитой того времени, в царствование Александра I, судя по всему уже появлялся чай. В то время, скорее всего, потребление чая рядовым составом было сильно ограничено и бессистемно: «О солдатском завтраке той поры точных сведений не имеется. Возможно, все зависело от времени года, финансового состояния солдатской артели, местных условий. Чай с хлебом упоминается у Владимира Трубецкого».

Что касается офицерского корпуса, то, благодаря массе воспоминаний, заметок и записок, можно отметить существенное проникновение чая в офицерский быт начала XIX в.

В то же время, далеко не все офицеры того времени потребляли чай. В военной среде того времени, потребление чая было меньше суммы потребления алкогольных напитков. К примеру, благодаря воспоминаниям Д.В. Давыдова можно довольно подробно описать питание одного из эскадронных командиров эпохи Александра I.

Яков Петрович Кульнев, был майором, более семи лет командовал эскадроном в Сумском гусарском полку, а с 1806 г. на той же должности служил в Гродненском гусарском полку: «<…> пища состояла из щей, гречневой каши, говядины или ветчины, которую он очень любил. Всего этого готовилось у него ежедневно вдоволь на несколько человек. «Питейным он, - подобно того времени гусарским чиновникам, - не пресыщался: стакан чая с молоком по утру, вечером – с ромом; чарка водки перед завтраком, чарка – перед обедом, для лакомства – рюмка наливки, а для утоления жажды – вода или квас; вот все питейное, которое употреблял Кульнев в продолжение суток. На водку он был чрезмерно прихотлив и потому сам гнал и подслащивал ее весьма искусно».

Имеются воспоминания одного из воспитанников малолетнего отделения I-го кадетского корпуса, описывающих события 1808 г., в которых зафиксировано потребление чая мальчиками, поступающими в данное учебное заведение.

Бывший кадет Н.А. Титов вспоминал, что в 1808 г. чай, в малолетнем отделении кадетского корпуса, пили часто вечером, но присылался он из дома родными.

Привыкший к домашнему питанию, утреннему, обеденному и вечернему чаю, мальчик был вынужден «привыкать к казённой пище и казённому белью».

Утром в I-ом кадетском корпусе вместо чая подавали овсяный суп, а в четыре часа дня в корпусе вместо, всё того же чая, подавали стакан воды. 

В 1813 – 1825 гг. чай также не часто появлялся в довольствии кадетских корпусов. По воспоминаниям кадета, относящихся к этому периоду, «вместо чаю, нам давали по утру тарелку габер-супу с хлебом, а в четыре часа по полудни небольшую булку и стакан невской воды; о прочей пище не буду распространяться, скажу только, что в то время кадеты нередко заболевали – скорбутом».

Любопытно отметить, что чай кадеты потребляли во время плаваний на кораблях уже в 1815 – 1817 гг., но в несколько необычной форме: «В [морском] походе давали нам чай, но кто вообразит, что это был обычный чай в чашках, тот очень ошибётся; его нам подавали в оловянной миске с сухарями и мы его черпали ложками как суп». Как тут не вспомнить байки о том, как заваривала чай мама английского моряка….

Употребляли чай (чаще всего без сахара) и не богатые воспитатели и учителя морского корпуса.

Имеются данные китайского автора о том, что во время русскотурецких и русско-французских кампаний начала XIX в. чай в каких-то количествах стали «распределять также и в армии».

Вероятнее всего распространение чая, в период наполеоновских войн и некоторое время до этого, в основном, не выходило за рамки части офицерского корпуса русской армии.

В воспоминаниях атамана А.К. Денисова не раз упоминается чаепитие в среде офицеров русской армии, часть которых хронологически относится к периоду второй половины XVIII – самого начала XIX в..

В записках князя Н.С. Голицына мы встречаем указание, относящееся к лету 1826 г., на потребление чая офицерами пехотных частей (пили чай они на свои средства): «После 2-х – 3-х часов учений, часам к 8-ми они оканчивались и мы, трое братьев, тем же порядком, но только истомлённые жаром и скачкой и покрытые пылью, возвращались домой переодевались, умывались, пили чай и заваливались спать».

Многие русские военные и их семьи пили традиционный для них чай в начале XIX в. утром и вечером. В частности сын известного русского адмирала Павла Андреевича Казакова вспоминает известные события в ночь на 18 ноября 1830 г., - когда в семье был подан чай, явился курьер с известиями о событиях в Польше.

Любил выпить хорошего чаю и Алексей Андреевич Аракчеев. На частые чаепития указывают в своих мемуарах о нём ряд авторов, в том числе полковник А.К. Гриббе.

Чаем угощал А.А. Аракчеев в 1830 г. наследного шведского принца Оскара (впоследствии – шведского короля Карла XIV), во время визита принца в Россию.

Утренний чай у Аракчеева начинался в 6 часов утра, и часто к этому, неудобному для многих его подчинённых, времени приглашались «на чай» для решения каких-либо вопросов.
Чай у Сартов и других племен Центральной Азии.
Чай в быту у татар разных регионов Российской импе...
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
19.01.2019