Поповы. Часть 2.

Поповы. Часть 2.

К началу ХХ в. фирма имела магазины, чайные развески и склады с чаем в ряде городов Российской империи и за её пределами (укажем только некоторые из них): Москва, Санкт-Петербург, Варшава, Киев, Харьков, Астрахань, Баку, Вильно, Ковно, Двинск, Екатеринослав, Воронеж, Каменец-Подольске, Ельце, Казани, Кишиневе, Курске, Ростове-на-Дону, Ревеле, Самаре, Рыбинске, Саратове, Симферополе, Севастополе, Твери, Тамбове, Тифлисе, Смоленске, Туле, Ярославле, Челябинске, на Нижегородской ярмарке, Полтавской ярмарке, ряде других ярмарок, в Бухаресте (Румыния).

Количество отделений фирмы менялось. В 1913 г. фирма имела отделения: Закавказское, Варшавское, Московское 1-ое, Московское 2-ое, Харьковское, Петроградское, Заграничное, Одесское. Самаркандское отделение существовало до 1913 г., а затем было ликвидировано. Отделение в Вильно существовало до 1914 г., а затем было ликвидировано.

В 1915 г. фирма открыла отделение в Нью-Йорке (США), которое возглавил Гейман Даниельсон.

В Цюрихе (Швейцария) фирму представлял господин Нейман.

Лондонской конторой заведовал Александр Поляков.

Заграничное отделение фирмы находилось в итальянском городе Триесте (в то время – владения Австро-Венгрии).

Подоходный налог Заграничным отделением выплачивался в АвстроВенгрии, все дела Заграничного отделения велись за пределами Российской империи. Для операций заграничного отделения из капитала фирмы был выделен отдельный капитал.

Торговля чаем велась в конце XIX – начале ХХ вв. также в ЛубянскоИльинских торговых помещениях.

Главный развесочный склад находился в Москве, на улице Малая Красносельская. 20-го сентября 1901 г. был открыт новый развесочный склад в Одессе (Польская ул., в доме Дулгеровой), №18.

На рубеже XIX – XX вв. фирма «Братья К. и С. Поповы» продавала в России 10 номеров развесного китайского чая по цене от 1 руб. 20 коп. до 4 руб. за фунт, а также несколько сортов цейлонского чая. За первые десять лет своего существования Товарищество продало 50.000.000 русских фунтов чая на общую сумму 91.000.000 руб.

В начале XX в. оно имело разветвленную сеть розничных магазинов, которые были открыты в 43 городах Российской империи, а также в Бухаресте. Одновременно была создана и сеть оптовых складов и контор.

По косвенным данным, можно говорить, что к 1918 г. в Паевом Товариществе чайной торговли и складов «Братья К. и С. Поповы» сложилась сложная финансовая ситуация. На это указывают обнаруженные нами заёмные письма, оформленные на бланках Товарищества. Часть из них отпечатана на машинке, часть – в виде расписок от руки.

Эти расписки показывают, что Константин Семёнович Попов ссужал на небольшие сроки собственные средства Товариществу под 6% годовых. Первоначально это было 70.000 руб., затем 100.000 руб., затем ещё 70.000 руб., затем ещё 100.000 руб., затем ещё 64.000 руб., затем ещё 60.000 руб., затем ещё 145.000 руб., затем ещё 38.000 руб..

Таким образом, с мая по октябрь, даже с поправкой на возможный возврат части этих средств в оговоренный срок, сумма набегает более чем внушительная…. Ясно, что хозяин всеми силами старался вытянуть своё Товарищество. Большая часть этих расписок оформлены по всем правилам: на гербовой бумаге, с марками и нотариально заверенные. Хозяин явно надеялся пережить сложное время и потом, на волне подъёма экономики, вернуть свои деньги, да ещё с процентами.

Ещё ряд интересных документов 766 фонда – духовные завещания Анны Михайловны Поповой и Константина Семёновича Попова. Завещание Константина Семёновича особенно интересно тем, что умирающий миллионер, пытается прописать для своих наследников и их опекунов все сценарии действий новой власти в отношении его Товарищества.

Константин Семёнович, если судить по этому завещанию, даже предполагает возможность принудительного выкупа государством паёв чаеторгового Товарищества у его наследников. Среди всех продуманных и описанных им в завещании сценариев нет только национализации без компенсации бывшим владельцам.

Анализ последнего завещания позволяет дополнить биографию богатого купца-чаеторговца штрихом к психологическому портрету: Константин Семёнович явно до последнего момента старался контролировать ситуацию, держать всё в своих руках и прогнозировать развитие событий на шаг вперёд.

В его завещании аж 8 пунктов и прописано всё вплоть до вопроса о семейном склепе (как и из каких материалов он должен быть выстроен).

Однако Константин Семёнович явно не понимал глобальности происходящих событий, явно считая большевиков временным явлением….

Кнопы и Прове.
Поповы. Часть 1.
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
25.08.2019