Кяхтинская торговля чаем в XIX в.

Кяхтинская торговля в XIX в.

До 1800 г. русско-китайская торговля в Кяхте испытывала существенное влияние китайского изоляционизма. Несмотря на существенную заинтересованность в мехах, цинская власть тормозила развитие торговли с иностранцами.

С 1800 по 1824 гг. объём двусторонней торговли между Россией и Китаем каждое пятилетие возрастал примерно на 20-25%.

В 30–40-е гг. XIХ в. ввоз мехов из России, благодаря более выгодным условиям, окончательно подавил английский импорт мехов в Китай. В 1839 г. в Китай через Кяхту было ввезено 1 219 189 учётных единиц меха из России, в то время как английского меха через Гуанчжоу – только 820 925 единиц, т.е. всего 67% от того, что было завезено через Россию.

В 1830-ее гг. российско-китайская торговля через Кяхту росла значительными темпами. В 1829 г. объем торговли через Кяхту составлял около 29% от общего объема экспортно-импортных торговых операций в Азиатской России, а в 1840 г. – уже около 42%.

В 1840-е – 1850-е гг. русско-китайская торговля составляла около 60% от совокупного объема азиатской торговли России.

Существенно изменялась и структура российского экспорта в Китай:

долгое время Китай закупал русский мех и некоторое количество русского сукна, то в 1840-е – 1850-е гг. китайцы начали покупать русские хлопчатобумажные ткани.

В 1820-е гг. закупки китайцами хлопчатобумажных тканей из России составляли порядка 2% от объема экспорта Азиатской России, в 1830-е гг. – уже порядка 18–20%, а в 1840-е – 1850-е гг. – более 50%.

Что касается поставок чая, который провозился через Кяхту, то тут, как и в общероссийской статистике, существует достаточная доля условности.

Вплоть до конца XIX в. полноценных и однозначно достоверных статистических данных по ввозу чая через Кяхту в настоящее время не выявлено. Выявленные в настоящее время данные неполны и имеют явные ошибки в расчётах.

Государственная статистика в вопросе импорта чая, на тот период времени, не может быть принята в полной мере, так как является явно и сильно заниженной.

Существует целый ряд не государственных оценок импорта чая разных периодов и разных авторов, но по ним также невозможно в настоящее время составить однозначной картины.

Одна из оценок по ввозу чая через Кяхту была дана в середине XIX в. Н. Ржановым. Он, весьма вероятно, консультировался по цифрам ввоза чаёв с представителями одного из крупнейших чаеторговых кланов и представил следующие выкладки: «Количество чаю, привозимого через Кяхту в наше отечество определяется в настоящее время [около 1856 г. – И.С.] от 8 до 9 миллионов фунтов. Давно ли напиток чаю сделался общеупотребительным в России? Но взгляните, как быстро возрастало и возрастает количество его привоза. С 1800 года привозили до 2 1/2 [2,5 млн. – И.С.] фунтов; в 1820 году было 5,000,000, в 1835 году до 7,000,000 фунтов. В продолжение последних 13 лет увеличивалось это количество ежегодно на 1/2 миллиона; но ввоз кантонского контрабандного Английского чаю и внутренние перевороты в Китае, в последнее время, сделали последнюю помеху в умножении привоза чая на Кяхтинских рынках».

Обращает на себя внимание даже оценочный разброс в миллион фунтов ввозимого чая, при этом и цифра 9 миллионов фунтов может не отражать полного масштаба ввоза чаёв.

Кяхтинские купцы долгое время были одними из наиболее осведомлённых и профессиональных торговцев Сибири вообще. Они очень чётко следили не только за коммерческими процессами, но и пытались предугадывать политические тенденции во взаимоотношениях Китая и России.

Из воспоминаний М.И. Венюкова известно, например, о письме видного кяхтинского купца-старшины И.А. Носкова: «В числе других бумаг, им привезённых, были ещё два письма из Кяхты. Одним, местный купеческий старшина, столь известный потом Петербургу, И.А. Носков, просил об извещении, каковы вообще наши отношения к Китаю, не доходят-ли [так в тексте. – И.С.] до войны, так как от этих отношений будет зависеть цена выменянного уже, т.е. русского, чая на предстоявшей нижегородской ярмарке».

К концу XIX в. роль Кяхты снижалась и её место занимали всё более развивавшиеся города Сибири. Одним из важнейших торговых центров

Сибири, к концу XIX в., стал Иркутск.

Как только таможня была перенесена в Иркутск, значение Кяхты для российской чаеторговли снизилось. Снизилось как значение финансовой, так и «репутационной» составляющих.

На Иркутск, в период с 1869 по 1871 гг., пришлось 75% всех выплаченных пошлин по Азиатской границе Российской империи. 

Чай и русская торговля чаем в Монголии.
Кяхтинская торговля чаем в первой и второй половин...
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
16.07.2019